В НОВОСИБИРСКЕ НАРКОМАНОВ И АЛКОГОЛИКОВ ИЗЛЕЧИВАЮТ ТРУДОМ И МОЛИТВОЙ

В НОВОСИБИРСКЕ НАРКОМАНОВ И АЛКОГОЛИКОВ ИЗЛЕЧИВАЮТ ТРУДОМ И МОЛИТВОЙ

Работа с утра до позднего вечера в деревне, молитвы и жизнь почти по монашескому уставу. Так священнослужители и добровольцы пытаются справиться с проблемой наркомании и алкоголизма в Новосибирской области. Прожив несколько дней с теми, кто проходит реабилитацию, корреспондент РИА «Новости» сравнил, чем отличаются методики церкви от тех, что использовал в Нижнем Тагиле руководитель фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков, осужденный в ходе нашумевшего процесса за похищение людей и незаконное лишение свободы.

Епархиальный реабилитационный центр во имя преподобного Серафима Саровского создан в Новосибирске в 2004 году. Центр имеет четыре мужские общины в разных деревнях под Новосибирском и одну женскую в Новосибирске. Все проходящие реабилитацию с утра до позднего вечера заняты работой: ведут домашнее хозяйство, изучают православную литературу, постигают церковные таинства. «Наша жизнь максимально приближена к жизни монахов», – говорят бывшие наркоманы и алкоголезависимые.

Самая крупная из общин реабилитационного центра находится в 80 километрах от Новосибирска в небольшом селе с населением в 200 человек и имеет два приусадебных участка. За время своего существования постоянно меняющиеся реабилитанты создали здесь самое крупное в селе хозяйство: восемь коров, столько же свиней, около 20 поросят и порядка 40 кур. Мясо, молоко и яйца используются как для собственного питания, так и для продажи. Главным событием последних дней в общине стало рождение восьмерых поросят, а основной проблемой – поиск передвижного крана для установки купола на строящийся в селе храм.

Труд и молитва

Реабилитацию в общине сейчас проходят 11 человек, в том числе военнослужащий отряда спецназа и главный бухгалтер строительной компании. Им запрещено иметь сотовые телефоны, категорически не разрешается близкие отношения с женщинами, сигареты недопустимы. Все это заменяет труд, совместное чтение молитв и разбор церковных книг, которые лежат в каждой комнате. Необходимость отрешения от всех связей, даже с близкими родственниками, на период реабилитации руководство общины объясняет тем, что человек только так сможет сосредоточиться на себе.

Сцен страдающих от нехватки дозы наркоманов здесь нет. Нет и разговоров о наркотиках. «Мне некогда об этом думать», – сказал один из членов общины, где царит почти армейская дисциплина. Подъем в семь утра (для тех, кто за следит за отоплением – в шесть), в течение двух часов молитвы, затем до позднего вечера работа. Одни пашут в коровнике, другие возводят пристройку к тому же коровнику, либо помогают строителям возвести сельский храм, третьи готовят еду для остальных, днем и вечером снова молитвы и разбор православной литературы. И так каждый день.

За нарушение распорядка и установленных правил «нарушитель» должен будет совершить, стоя на коленях, несколько поклонов, сопровождаемых чтением молитвы. Физического наказания здесь нет. Самое суровое – исключение из общины.

Отношение к событиям в Нижнем Тагиле, где суд в октябре приговорил Бычкова к 3,5 годам колонии строгого режима за методы, которыми он лечил людей от наркомании, у участников общины разное. «Как еще поступать, когда нет четкой программы реабилитации?», – оправдывали действия Бычкова одни. Другие осуждают насильственные методы, считая, что наркоман должен сам осознать и сам прийти на лечение, так как, считают они, насильно можно снять только ломку, а этого недостаточно.

«Дошел до точки…»

Больше половины из тех, кто пришел в общину, уже имеют опыт пребывания в двух-трех разных реабилитационных центрах. И сейчас они рассуждают, как настоящие эксперты, куда лучше идти, а где – лишняя трата времени. Истории попадания в православный реабилитационный центр ее члены не скрывают, но все они как капли воды похожи друг на друга. Попробовал, началась зависимость, смысл жизни превратился в поиск очередной дозы. «Я дошел до той точки, когда понимаю, что уже все – невозможно. Ложусь спать – страшно, выхожу на улицу – страшно, колюсь – страшно», – объяснил один из реабилитантов.

Двадцатичетырехлетний рекламщик Григорий из Санкт-Петербурга употреблял наркотики девять лет. Возможно, сказалась смерть его родителей. Первый раз он попробовал наркотики в 14 лет после того, как умерла его мать. «Я не хотел думать, что мне как-то не по себе. Мне хотелось драйва, тусовок, вечеринок. Я попробовал все и одновременно с разницей в несколько недель. Было все здорово – клубы, коттеджи, вечеринки. Я мог уехать в Москву, куда-то еще. Я жил клубной жизнью, исчезал из дома на три, на пять дней. Дома меня практически не было. Мне казалось, что моя жизнь так и должна протекать», – говорит он.

Сначала Григорий употреблял экстази и амфетамины. По его словам, употребляя наркотики регулярно, он не ощущал себя наркоманом, даже когда начал колоться героином. Когда Григорию было 19 лет, умер его отец. После этого он забросил учебу в институте, уйдя с третьего курса, и устроился на работу в издательский холдинг, ведя параллельно «кайфную жизнь», как он сам выразился. По словам Григория, в 20 лет он понял, что «сел на иглу». «В какой-то момент я уже понимаю, что у меня ломки, что не могу жить без героина», – вспоминает он, добавляя, что дошел до состояния «сижу на улице, вмазываюсь грязным фуриком (сосуд для заваривания дозы наркотика)». В это время он жил на съемных квартирах, откуда его выгоняли, так как он воровал из дома вещи и обменивал их на героин. Григорий проходил реабилитацию в двух разных центрах в Санкт-Петербурге, ходил к психологам, но скоро снова начинал колоться.

По его словам, почти все близкие люди отвернулись от него, устав помогать. «Был человек, который пытался мне хоть как-то помочь – это жена моего дяди. Она не плюнула на все это», – говорит он. Именно супруга дяди нашла для Григория в интернете контакты православного центра в Новосибирске.

«Я сам уже понял – либо я сдохну, либо нужно что-то делать», – вспоминает собеседник, признаваясь, что тогда не задумывался, насколько сильно повлияет на него православие. «Конечно, у меня были какие-то понятия о православии – прийти в храм, поставить свечку и все. Тогда я не задумывался, мое это или не мое», – говорит он.

Уже полтора года Григорий совершенно не курит и не думает о наркотиках, чего раньше даже представить не мог себе. «Год трезвости для меня казались раньше космическими цифрами. Это мне казалось непосильным», – говорит он. По его словам, раньше даже день без наркотиков и сигарет он мог прожить «скрипя зубами».

Григорий признался, что испытывает чувство глубочайшего уважения «ко всему тому, к чему призывает церковь», хотя бросить реабилитацию ему хотелось уже на третий месяц пребывания в православной общине. «Я приобрел веру и начал испытывать чувство любви, любви к людям, которым я нужен. Все мое внутреннее нутро изменилось здесь. У меня появились интересы другие, взгляды другие», – говорит Григорий.

В то же время, пройдя реабилитацию, Григорий боится уезжать из общины. «Для себя я с ужасом боюсь признаться, что, пройдя курс реабилитации, я боюсь ехать в свой город. Я не знаю, где я споткнусь, где я упаду. Я делаю настолько медленные попытки вернуться обратно в мир. Если мне сделать резкое движение, я могу не выдержать этого, как мне кажется. Поэтому я оттягиваю (время возвращения домой)», – говорит Григорий, который решил, что не будет «отдаляться от того, что стало близко», имея в виду православную церковь.

«Я боюсь думать о будущем. Я мечусь сейчас. Кто-то мне говорит, что я должен посвятить жизнь Богу. Конечно, я хочу вернуться в институт, создать семью. Но это так все размыто», – сказал Григорий. Молодой человек решил, что уедет домой в Санкт-Петербург на месяц и поймет, сможет ли жить один без опеки со стороны священнослужителей и членов общины. Если не получится, то планирует вернуться обратно в Новосибирск, чтобы работать при церкви.

Духовный стержень

Андрей Лупов – в прошлом наркоман с многолетним стажем – также смог до конца пройти полуторагодичный курс реабилитации, но ему не пришлось мучаться, размышляя о будущем. Он остался в православной общине, став ее смотрителем.

Употреблять наркотики он начал еще в начале 90-х годов, когда, как говорит, это «было модно». «Если ты не употреблял наркотики, ты считался каким-то ущербным. Как говорили? Если ты не служил в армии, значит ты не мужик. Также говорили и про наркотики. Возможно, именно из-за этого многие начали колоться», – рассуждает собеседник.

Андрей отсидел срок, дважды женился, от первого брака имеет ребенка. Вторая супруга кололась вместе с ним. Несколько раз Андрей бросал колоться, неоднократно лечился в разных местах от наркомании. Родители отвернулись, отказавшись видеть его таким.

Андрей считает, что его ждала «погибель», если бы он не пришел в православный центр.

Руководство центра, видя, что Андрей может стать примером для остальных ребят, проходящих реабилитацию, предложило ему стать смотрителем одной из мужских общин. Теперь он планирует ближайшие годы посвятить работе с наркозависимыми.

«За свою греховную жизнь я понял, что столько грязи людям принес. Как можно получить прощение? Помочь как можно большему количеству людей, работать на этом поприще. На сколько мне отмерено сил, я буду помогать ребятам здесь», – сказал Андрей.

Пообщавшись с членами общины, убеждаешься, насколько сильно влияние церкви. Девятнадцатилетний Никита из Кемеровской области уже на четвертый день пребывания там поставил перед собой цель построить своими руками храм. А рекламщик Григорий говорит, что реабилитация в православной общине – «это перелом ценностей». По его словам, он сейчас учится жить так, как написано в Библии.

«Важно не просто избавится от наркотиков, а приобщиться к православию. Наркотики это не причина, а следствие», – считает Григорий, который уверен, что страсть к наркотикам пробуждает дьявол. «Что такое Бог? Это любовь. Если люди будут любить друг друга, что будет? Будет рай! А дьяволу этого не нужно», – говорит собеседник о новом для себя понимании наркомании.

Отец Александр, настоятель собора Александра Невского, при котором действует православный реабилитационный центр, считает своей задачей трансформацию внутреннего духовного мира человека. Причину употребления наркотиков он видит в «духовно-нравственном падении», наркоманию и алкоголизм называет «духовной болезнью», которую нужно лечить «духовными лекарствами».

«Бездуховная атмосфера в семье – вот первый путь к любой зависимости, наркотической, алкогольной, порочному образу жизни и так далее. Когда в человеке нет крепкого духовного стержня, он мягкий и податливый, как пластилин. И порок лепит из него все что угодно», – говорит настоятель собора.

По его словам, цель православной реабилитации – «помочь человеку приобрести этот духовный стержень, восстановить утраченный образ Божий в себе». Другими словами, смысл программы – воцерковиться и жить так, как приписывает церковь.

«Здесь важно понять, что православие – это не идеология, которая позволяет найти некую психологическую мотивацию. Мы говорим о живом участии Господа в нашей жизни», – отметил священнослужитель.

Этапы выздоровления

Программа лечения состоит из трех этапов. Первый из них – непосредственная реабилитация в православной общине за пределами города, где пациенты должны находиться ровно год, чтобы, как объясняют служители церкви, они смогли прожить все церковные посты и праздники. Затем – адаптация в городе на специальной квартире, так как считается, что бывшие наркоманы потеряли навыки общения с «нормальными» людьми. И последнее – помощь в устройстве. Только после этого считается, что человек может начать самостоятельно жить.

Реабилитацией наркоманов занимаются те, кто сам раньше кололся или выпивал. Некоторые из реабилитантов в дальнейшем стали пономарями и сейчас помогают священникам. Несколько человек поступили в богословский институт.

По словам членов православной общины, полтора года реабилитации выдерживают не все. Каждый второй оставляет процесс раньше срока и, как правило, снова начинает колоться. Да и те, кто прошел реабилитацию от начала до конца, не всегда способны начать новую жизнь самостоятельно.

Настоятель собора Александра Невского говорит: «Чтобы не упасть обратно в ту же яму, прошедшие реабилитацию должны оставаться в лоне православной церкви». То есть регулярно посещать церковь, читать молитвы, совершать причастия. «Вне церкви человек ищет новых развлечений. Духовной ограды вокруг него нет, есть масса соблазнов и, естественно, человек наступает на те же грабли, на которые он наступил гораздо раньше», – объяснил отец Александр.

Согласно проекту, который сейчас обсуждается Русской православной церковью, реабилитационные центры, подобные новосибирскому, должны быть созданы в каждом российском регионе. Важность такой деятельности отмечал еще патриарх Алексий II, наградивший орденом Сергия Радонежского III степени помощника настоятеля собора Александра Невского Сергея Булышева, по инициативе которого в Новосибирске началась православная реабилитация.

Капля в море

В свои пять общин православный реабилитационный центр в год может принять 30-40 человек, страдающих наркоманией и алкоголизмом. Примерно 60% из них, по данным руководства центра, начинают новую жизнь. Всего в регионе работают около 30 различных центров, где проходят лечение и реабилитацию бывшие наркоманы и те, кто страдают алкоголизмом.

При этом Новосибирская область занимает третье место в России после Ханты-Мансийского автономного округа и Самарской области по распространению наркомании на 100 тысяч населения. Официальное количество наркозависимых выросло с 13 тысяч в 2005 году до 15,2 тысячи в 2009 году. Неофициальная оценка, которая в большей степени отражает реальность – в четыре раза выше, сообщил главный нарколог области Равиль Теркулов.

В новосибирской наркополиции отмечают, что в лечении наркомании важна именно реабилитация.

«Как показывает практика, просто лечение в медицинских центрах приводит к тому, что спустя три года – период, когда проходит лечение – не возвращаются к наркотикам в лучшем случае 10-20%», – сказал РИА «Новости» представитель областного Управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков.

По его словам, важность работы православного центра заключается в «идейной составляющей», а также том, что люди уходят из среды, в которой они стали наркоманами. «Они находятся в другой атмосфере, они – среди ребят, которые также решили покончить с этим злом», – отметил собеседник агентства.

«Тепличный эффект»

Результативность реабилитации в православном центре, равно как и опасность рецидивов по ее окончании, главный нарколог области Равиль Теркулов объясняет так называемым «тепличным эффектом».

«Этот эффект возникает там, где максимально оказывают внимание, где люди чувствуют защищенность», – сказал он РИА «Новости», обратив внимание на то, что проблема рецидивов – когда прошедшие реабилитацию снова начинают употреблять наркотики – относится не только к данному центру, но и ко многим другим.

Работу православного центра и других подобных организаций, которые занимаются социальной и духовно-нравственной реабилитацией наркозависимых наряду с государственными учреждениями, главный нарколог назвал необходимой, но отметил, что официальные органы обеспокоены соблюдением правовых вопросов в таких центрах.

«С одной стороны это необходимо, потому что государственные учреждения вряд ли сами смогут справиться с этой проблемой. С другой стороны, насколько там соблюдаются права потребителей, насколько они сегодня отвечают гигиеническим нормам, в состоянии ли оказать неотложную помощь?», – сказал Теркулов.

По его словам, в регионе работают всего три учреждения, включая наркологический диспансер, работа которых определена утвержденными стандартами. Остальные центры, в которых ведется реабилитация, относятся к общественным и конфессиональным организациям.


Вы читаете полную версию - "В НОВОСИБИРСКЕ НАРКОМАНОВ И АЛКОГОЛИКОВ ИЗЛЕЧИВАЮТ ТРУДОМ И МОЛИТВОЙ"




Рекомендуем просмотреть