25-летний житель одного из крымских сел Алексей Захаров после шести минут клинической смерти отказался от наркотиков.

25-летний житель одного из крымских сел Алексей Захаров после шести минут клинической смерти отказался от наркотиков.

25-летний житель одного из крымских сел Алексей Захаров после шести минут клинической смерти отказался от наркотиков. Амнезия напрочь стерла из памяти Алеши всю информацию о его болезненной зависимости системного наркомана.

Чуть-чуть не считается…

…В какой-то момент Захарову стало скучно жить. Он был вполне самодостаточным человеком для того, чтобы жизнь хоть каким-то образом его удивила и увлекла. Сначала нудная и примитивная сельская школа. На переменах до одури курили траву. По вечерам собирались большой компанией у Алексея дома, опять же курили анашу, план, хэш, шалу, шмаль. Пацаны любили собираться у Лехи — его мать никогда не была против шумных вечеринок… Воспитывала она сына без отца, потому и души в нем не чаяла. Да еще и Лешкин лидерский характер сыграл не последнюю роль: всегда был упрям и делал все по-своему. Словом, со временем мать и сама не заметила, как оказалась под влиянием собственного сына. Дело зашло так далеко, что родительница однажды даже блистательно исполнила роль наркокурьера. Захарова тогда забрали в армию: в очередном письме он попросил маму аккуратненько срезать зеленые кустики за домом, высушить их (технологию описал в подробностях) и привезти ему в воинскую часть. Все было сделано с удивительной точностью.
В армии попробовал «колеса». А потом и «винт». Внутривенно, конечно… Эту гремучую смесь, которую по силе приравнивают к героину, варили прямо в казармах. «Винт» — жаргонное название наркотика, основа которого первинтин. Он способен всего за несколько лет превратить талантливого молодого человека в слабоумное ничтожество, которое со временем становится абсолютно внушаемым и покорным. В Украине, кстати, около 8 тысяч притонов, в которых варят «винт», и «соскочить» удается только
2 — 3 наркоманам из тысячи! От «повара» до «кролика»

Захаров не причислял себя к наркоманам. Да, он попробовал «винт» только из тех соображений, что человек должен в своей жизни попробовать все. Ощущения понравились: неуемная энергия, окрыленность, состояние эйфории… Но на том все и закончилось. Алексей с некоторой иронией отметил: после первого раза на иглу он не сел. Весь этот бред о страшной зависимости придумали для того, чтобы морочить головы детишкам. А два-три раза сильного человека в наркомана не превратят. Это была первая ошибка умного Захарова. Безусловно, никакой такой страшной ломки и последующей зависимости не появилось, но приятные и яркие воспоминания от кайфа под «винтом» в подсознании Алексея засели плотно. Хотелось всего лишь повторить…
Повторил он только через два года. Тогда был уже женат, имел годовалую дочь и заочно учился в институте. Как-то во время очередной сессии вместе с однокурсником, сидевшем на игле, попал в один из городских притонов. Местные варили «винт». Захаров с видом знатока поинтересовался рецептурой, изучил содержимое сосуда и сделал веское замечание: мол, из одной банки «салюта» (солутана) по химическим законам можно выбить не больше 8,5 сотки, то есть 0,85 г эфедрина. «Если же у тебя выбилось больше — значит, ты закислил оранжевый слой. Вари дальше! Но получишь бутор…» «Повара» к словам Алексея прислушались и сделали все, как он сказал. «Винт» удался, и ценному советчику любезно подарили дозу…
Леша вернулся с сессии только через полгода. Без куртки, в чужих дырявых ботинках, из института выгнали… Его вид поверг мать и жену в шок: под воспаленными глазами — темные круги, лицо покрыла сыпь, кости да кожа. Родным Захаров ничего не объяснял — все было и так понятно. Ни уговоры, ни слезы, ни скандалы не помогли — очень скоро материнский дом Алексей превратил в самый крупный сельский притон. «Винт» варил днем и ночью, за что получил почетное наркоманское звание «повар». На этом и зарабатывал, этим и жил. Вернее, не жил, а поддерживал свое существование. Один укол повергал в десятидневную лавину сплошного «торча» без сна и еды. И за все эти «путешествия» по другим мирам, измерениям, пространствам, сферам, слоям взималась нечеловеческая плата моральным и физическим здоровьем.


Вы читаете полную версию - "25-летний житель одного из крымских сел Алексей Захаров после шести минут клинической смерти отказался от наркотиков."




Рекомендуем просмотреть